Нефтегазовая индустрия Украины

В рамках разукрупнения «Нафтогаза» наблюдается небольшой реальный прогресс, о котором говорит Андрюс Шимкус из Секретариата Энергетического сообщества.

В последнее время «Нафтогаз» занимается всеми видами деятельности в газовой отрасли: от добычи, импорта, транспортировки, оптовой торговли и розничных поставок. С несколькими ощутимыми решениями о разделении этих видов деятельности, что демонстрирует дорожная карта «Нафтогаза», просматривается возможный путь вперед. Но не было дано ответов о конкретной модели разукрупнения и о том, как она будет реализована на практике. Чиновники говорили, что полное разделение осуществится к концу 2019 года. Андрюс Шимкус говорит о надеждах детализации шагов «Нафтогаза» по скорейшему и полному соблюдению Энергетического сообщества и законодательства страны для того, чтобы нефтегазовая индустрия Украины развивалась.

На эти надежды руководство «Нафтогаза» ответило, что задержка в процессе разукрупнения связана с тем, что любая потеря контроля компанией над активами, используемых для транзита газа без согласия «Газпрома», может создать значительные финансовые риски. Мнение наблюдательных советов НАК «Нафтогаз» и МГУ сошлось на том, что судебный процесс с российским монополистом в Арбитражном институте Торговой палаты Стокгольма сделал невозможным проведение процесса разукрупнения к 1 января 2020 года.

В результате арбитража активы ГТС, что используются для транзита природного газа, не могут быть переданы из корпоративной группы «Нафтогаза» в какую-либо другую компанию, пока не окончится действующее соглашение с «Газпромом» в конце 2019 года. Но «Нафтогаз» законно может начать передавать определенные контрактные договоренности, нетранзитную инфраструктуру, персонал или материалы будущему оператору ГТС-МГУ. Это решение неоднократно оспаривалось, но пока без каких-либо ощутимых результатов. Внутри «Укртрансгаза» проводится множество реформ, в том числе создание так называемого отраслевого оператора системы передачи. Но они далеки от завершения, и конкретный план по передаче активов в МГУ должен быть зафиксирован, а самое главное – выполнен. На данный момент не всегда ясно, движется ли весь процесс разукрупнения в правильном направлении или вообще движется. Но это направление все еще может быть четко определено с некоторой готовностью и усилиями. Также «Нафтогаз» — вертикально интегрированное предприятие, которое является монополистом. Нет ни одного монополиста, который хотел бы отказаться от значительной части своего бизнеса. Государство имеет инструменты для того, чтобы заставить «Нафтогаз» действовать и приступить к разукрупнению, но, похоже, пока нет решимости ссылаться на эти инструменты. Процесс разукрупнения в ЕС также не был безболезненным, поэтому, конечно, и в Энергетическом сообществе не ожидается легкости.

Comments